Эскорт-агентство Queens Palace

Критика » Сидоров Александр

Печать

«О чем писал Достоевский»

145 sid

Автор: Александр Сидоров (г. Сидней, Австралия)

Ранее мы говорили о том, что Достоевский психолог – один и тот же на расстоянии всей своей литературной деятельности. Скажем больше, он всё время писал об одном и том же. О чём же именно? Многие затрудняются ответить на этот вопрос; критики признают, что нет области в науке или жизни, для которой нельзя было бы почерпнуть идей из его творений.
Все, даже ожесточённые враги автора, признают его изумительно верный психологический анализ, но обобщения его творений я не встречал и поэтому предлагаю своё собственное.
Та, объединяющая все его произведения идея, которую многие тщетно ищут, была не патриотизмом, не славянофильством, даже не религия, понимаемая, как собрание догматов, эта идея была из жизни внутренней, душевной, личной; она была не посылкой, не тенденцией, но просто центральной темой его повести, она есть живая, близкая всякому, его собственная действительность. Возрождение – вот о чем писал Достоевский во всех своих повестях: покаяние и возрождение, грехопадение и исправление, а если нет, то ожесточенное самоубийство; только около этих настроений вращается вся жизнь всех героев и лишь с этой точки зрения интересуется автор различными богословскими и социальными вопросами в последних публицистических произведениях.
Да, это – священное трепетание в человеческом сердце зачатков новой жизни, жизни любви и добродетели, которое так дорого, так усладительно для всякого, что побуждает и самого читателя, вместе с героями повестей, переживать почти реальные волнующие их чувства, — эта, подготовляющаяся постепенно, но иногда мгновенно восстающая перед сознанием, решимость отбросить служение себялюбию и страстям, те мучительные страдания души, которыми оно предваряется и сопровождается, этот крест благоразумного разбойника, или напротив – разбойника-хулителя, — вот что описывал Достоевский, а читатель уже сам делает выводы, если не желает противиться разуму и совести, что между двумя различными крестами непременно должен быть третий, на который один разбойник уповает и спасается, а другой изрыгает хулы и погибает. «Бедные люди», «Подросток», герой «Мертвого Дома », герои «Бесов», Раскольников и Соня, супруги Мармеладовы, Нелли и Алеша со своим безобразным отцом, семья Карамазова и их знакомые женщины и девушки, монахи и многочисленные типы детей – вся эта масса людей добрых, злых и колеблющихся, но равно дорогих сердцу автора, разрывающемуся от любви, поставлены им перед вопросом о жизни, и разрешают его в том или ином виде, а если уже не разрешили, то помогают разрешать другим, одни, например, Неточка Незванова и её Катя, Поленька Мармеладова, Маленький Герой «Мальчик у Христа на Ёлке», отчасти Нелли, а особенно Коля Красоткин и Илюша с товарищами, разрешают его в детстве; другие, как «Подросток », Наташа в «Униженных и оскорбленных», Раскольников с Соней, Дмитрий Карамазов со Смердяковым, муж «Кроткой» и счастливый соперник «Вечного мужа» и все почти женские типы наталкиваются на него в молодости или при вступлении в брак; наконец, этот же вопрос застает людей иногда в преклонные годы, например, Макара Девушкина, «Смешного Человека », родителя Наташи и его врага князя, Мармеладовых, Версилова в «Подростке» и Верховенского отца в «Бесах».

Уклониться от этого вопроса никто не может в жизни или, по крайней мере, перед смертью. Высокое достоинство писателя, изображающего муки и радости духовного возрождения человека, заключается в том именно, что он посредством своего всепроникающего анализа определит и те важнейшие духовные свойства и движения, в условиях которых происходит нравственное возрождение, и те внешние, т.е., извне получаемые, жизненные побуждения, коими человек призывается к самоуглублению.
Если свести к общим понятиям все части повестей Достоевского, рассматривая все повести автора, ибо они все целиком только этот предмет и обследуют, — то мы получим, совершенно ясную и в высшей степени убедительную теорию, в которой хотя почти и нет слов «благодать», «Искупитель», но где эти понятия постоянно требуются самою логикой вещей. Отсюда ясно, какой живой интерес должны возбуждать труды Достоевского с точки зрения богословия нравственного и особенно богословия пастырского. Почему же пастырского? А именно потому, что Достоевский, не ограничиваясь, как сказано, описанием внутренней жизни возрождаемых, с особенною силою художественною красотою описывает характер тех людей, которые содействуют возрождению ближних.
Настроение его собственного творческого духа при описании жизни есть именно то, которое нужно иметь пастырю, т.е. всеобъемлющая любовь к людям, пламенная, страдающая ревность об их обращении к добру и истине, раздирающая скорбь о их упорстве и злобе, и при всем том – светлая надежда на возвращение к добру и к Богу всех заблудших сынов и дочерей.
Эта надежда на всепобеждающую силу христианской истины и христианской любви, подтверждаемая написанными у автора картинами, на которых пред непобедимым оружием Христовым преклоняется самое ожесточенное беззаконие, есть надежда поистине святая, апостольская. Особенно важно то, что надежда эта живет не в уме ребенка или сентиментального баловня жизни, но в душе много пострадавшей, видевшей много греха и много неверия…

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезд7 Звезд8 Звезд9 Звезд10 Звезд
Loading ... Loading ...
13 views

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

captcha

Please enter the CAPTCHA text

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>